Home Favorite E-mail
Корейская культура Корейская история Туризм в Корее
    
    
  Регистрация Напомнить
| пароль




Сегодня: Пятница, 21 июня 2024г.


[] [] []

Краткий обзор торговых отношений между Кореей и США

На ратификационном заседании Сената 30 января, и. о. американского торгового представителя Роберт Звеллик поставил под сомнение соответствие недавнего приобретения промышленных облигаций компании Хундай Банком развития Кореи (БРК) с положениями Организации по международной торговле (ВТО), которые запрещают государственное субсидирование частных предприятий. В ежегодном отчете по национальной торговле американского торгового представителя от 30 марта было отмечено, что в дополнение к всевозможным торговым и неторговым ограничениям, между Кореей и Соединенными Штатами существует еще множество спорных торговых вопросов, среди которых программа покупки промышленных облигаций Банком развития Кореи, местные правила ввоза автомобилей, фармацевтической продукции, табачных изделий и говядины, корейский экспорт стали и права на интеллектуальную собственность.

Всякий раз, когда Вашингтон комментирует американо-корейские торговые отношения, корейская пресса неизменно выражает серьезное беспокойство, сообщая, что нарастающее давление США усиливает торговые трения. Когда в этом году американский президент Джордж Буш объявил, что его правительство намеревается попросить Комиссию по международной торговле начать расследование корейского импорта стали в связи со статьей 201 американского Закона о торговле и собирается предложить многосторонние переговоры по поводу глобального перепроизводства стали, корейская печать вновь выразила большую тревогу в отношении явного проявления американского торгового протекционизма.

Корейская пресса с тех пор критиковала правительство Ким Дэй Джуна за неспособность эффективно отреагировать на последний раунд торгового давления со стороны США, сообщить правительству Буша и Конгрессу США об опасном экономическом положении Кореи и заручиться поддержкой Соединенных Штатов. Кроме того, обозреватели также критиковали Министерство иностранных дел и внешней торговли Кореи за неудовлетворительное исполнение его торгово-переговорных обязанностей.

Проявление острого интереса к вопросам американо-корейской торговли со стороны местных средств информации вполне естественно, учитывая важность американского рынка для корейской экономики. Однако, преувеличенные опасения и необоснованные обвинения часто возникают из-за недостатка надлежащего понимания ключевых проблем. В соответствии с этим, для лучшего развития двусторонних торговых отношений, корейское правительство должно полностью понять детали неурегулированных вопросов и найти эффективные меры для их удовлетворительного решения.

<b>Агрессивная торговая политика администрации Буша</b>

10 мая правительство Буша представило конгрессу свою торговую программу в которой торговые чиновники США подчеркнули свое намерение укреплять политику свободной внешней торговли, принимая эффективные контрмеры против различных международных торговых и неторговых препятствий и нечестной торговли. С этой целью администрация Буша обратилась к конгрессу с просьбой о предоставлении ей Полномочий по развитию торговли (ПРТ) для активного ведения переговоров о заключении торговых соглашений. В частности, ПРТ позволит правительству оперативно действовать на региональных и многосторонних торговых переговорах, включая Новый тур ВТО, Зону свободной торговли американских континентов и соглашения о свободной торговле с Чили и Сингапуром.

Правительство Буша таким образом, похоже, преследует традиционные цели Республиканской партии – развитие маленького правительства, отмену госконтроля и снижение налогов. Однако, это также говорит о том, что оно стремится поддерживать активную торговую политику своего предшественника.

Особо примечателен разброс мест, принадлежащих Демократической и Республиканской партиям в американском конгрессе. В результате выборов в палату представителей конгресса в ноябре 2000 года, в палате представителей республиканцы имеют на 9 человек больше, в то время как демократы удерживают большинство перевесом на одного представителя в сенате. Такое разделение управления, вероятно, не даст правительству свободы в торговой политике, требуя компромисса с демократами конгресса.

Вообще, демократические законодатели одобряют включение торговых санкций в ПРТ для применения их против стран, не соблюдающих международные соглашения по трудовым и экологическим стандартам. Похоже, что разделенный конгресс США будет воздействовать на усилия правительства Буша по проведению ряда торговых переговоров, также как и на усилия Кореи в старте Нового раунда ВТО.

Некоторые наблюдатели считают, что требование Вашингтона о проведении расследования возможных нарушений ограничений импорта корейской стали в США согласно статье 201 американского Закона о торговле отражает принятие правительством Буша протекционистской торговой политики. Однако подоплека этого шага говорит о его политической мотивировке. Просьба, направленная КМТ (Комиссии по международной торговле) правительством Буша, о проведении расследования возможных торговых нарушений нацелена на поддержание его лидирующей роли в торговой политике в ответ на рост перевеса демократов в сенате. Это также связано с усилиями правительства Буша защитить внутреннюю промышленность. Кроме того, администрация Буша предложила проведение многосторонних переговоров для решения глобального перепроизводства стали. Достичь успеха в этих переговорах будет нелегко, но в случае удачи, ограничения на импорт стали можно избежать.

В любом случае, Корее стоит побеспокоиться об экономическом здоровье Соединенных Штатов. Если экономический спад в США продолжит расти, то уровень безработицы и торгового дефицита также возрастет, что, вероятно, вынудит правительство Буша придерживаться политики протекционизма. Кроме того, если курс доллара США упадет, то международный финансовый рынок несомненно пошатнется.

<b>Торговые проблемы только из-за давления США?</b>

Объективный анализ нерешенных торговых проблем между Кореей и Соединенными Штатами указывает на то, что многие вопросы больше связаны либо с международными соглашениями поддержки, либо правилами ВТО, либо продолжающимся индустриальным реструктурированием в Корее, нежели давлением США.

Например, вопрос о недавнем ограничении на выпуск кинофильмов, который был поднят в ходе переговоров по двустороннему инвестиционному соглашению между Кореей и Соединенными Штатами, касается соглашения ВТО о Мерах инвестирования в торговле и особых положений по торговле кинофильмами, предусмотренных в статье 4 Всеобщего соглашения по тарифам и торговле 1974 года. Аналогично, вопрос о правах на интеллектуальную собственность близко связан с противоречиями между корейским законодательством и соглашением ВТО о Защите интеллектуальных прав в торговле. Кроме того, вопрос о том, предоставило ли корейское правительство незаконные субсидии компании Hynix, связан с тем, были ли нарушены антидемпинговые постановления ВТО; недавнее американское решение наложить экстренные ограничения на импорт корейской стали относится к вопросу о том, совместимы ли американские защитные меры с соответствующими директивами ВТО; и проблема отдельных коммерческих систем Кореи по продаже отечественных и импортных говяжьих продуктов связана с тем, исполняет ли Сеул принцип национального договора ВТО.

Определенные проблемы должны быть рассмотрены в соответствующих ракурсах. При доле корейского импорта автомобилей менее 1% местного рынка, не удивительно, что и Соединенные Штаты и Европейский Союз продолжают жаловаться по поводу закрытости авто рынка Кореи. Однако, это скорее больше вопрос о предпочтениях потребителя, чем о соблюдении Кореей правил ВТО. Подобным образом, закупка большого числа промышленных облигаций компании Hynix Банком развития Кореи близко связана с продолжающимися усилиями в области корейской индустриальной реформы.

Нерешенные проблемы в торговле между Кореей и США не касаются нарушений международного права или соглашений, поскольку Сеул точно придерживается своих обязательств, прописанных в двух меморандумах о понимании с Соединенными Штатами. Однако, Вашингтон тем не менее потребовал от Кореи принятия положительных мер по усилению потребительского спроса на импортные автомобили. В прошлом году, корейский автомобильный экспорт в Соединенные Штаты насчитывал 570000 единиц, в то время как американский авто импорт в Корее составлял скудные 2500 единиц. При данных обстоятельствах, Корее будет нелегко убедить США в том, что она предпринимает все, чтобы исправить нарушение торгового баланса. В связи с этим, американские законодатели Карл Левин, Джордж Войнович, Дэйл Килди и Фред Аптон в качестве сопредседателей компании автомобильного собрания конгресса США представили обеим палатам конгресса резолюцию, убеждающую правительство Буша исправить нарушение баланса в двусторонней автомобильной торговле. Учитывая, что все эти конгрессмены из автомобилестроительных штатов Мичиган и Огайо, ими явно движут интересы своих избирательных округов. Однако, наиболее реальное решение проблемы для американской автомобильной промышленности заключается в проведении более активного стимулирования сбыта в Корее, нежели просто требовать, чтобы конгресс и правительство Буша "что-нибудь предприняли". В любом случае, Корее следует откликнуться на требования США, если они оправданы, дабы не подорвать экспорт своих машин на американский рынок.

Другая неурегулированная торговая проблема касается корпорации Hynix, которая составляет основную конкуренцию компании Micron Electronics штата Айдахо в полупроводниковой промышленности. Micron – главный поставщик рабочих мест и промышленный налогоплательщик в Айдахо, поэтому делегация штата в конгрессе настойчиво добивалась мер по блокированию помощи корейского правительства компании Hynix.

Говорят, что "вся политика делается на местном уровне". В соответствии с этим, торговые вопросы на которые жалуется Вашингтон, неизменно связаны с узкими интересами определенных отраслей промышленности или групп людей. Усилия Кореи по воздействию на определенных членов конгресса, вероятно, не принесут большой пользы. При данных обстоятельствах, Корея выигрывает, подчеркивая тот факт, что она твердо придерживается правил ВТО и что ее экономическая политика соответствуют международным принципам.

США со своей либеральной рыночной экономикой в последнее десятилетие фиксируют ежегодный торговый дефицит в размере 300-400 миллиардов долларов. Поэтому нетрудно понять, почему Вашингтон постоянно обращается к своим торговым партнерам с просьбой открыть рынки для американских товаров и услуг. Вопрос в том, уместны ли такие требования в отношении экономических принципов и правил международной торговли. Корея часто отклоняла необоснованные требования США, прибегая к процедуре разрешения споров в ВТО. Из семи спорных вопросов, представленных ВТО, касающихся американо-южнокорейской торговли, четыре случая были инициированы Кореей.

Торговые споры не должны приводить к большим ограничениям в торговле. Возникающие конфликты могут решаться путем переговоров. Однако, результат редко удовлетворяет обоих. Если стороны торгового спора находят, что их различия слишком велики для решения путем переговоров, они должны прибегнуть к процедуре разрешения споров в ВТО, что указывает на признание странами нежелательности усиления напряженности в двусторонних отношениях в результате торговых конфликтов.

Товарооборот между Кореей и Соединенными Штатами в 2000 году составил 67 миллиардов долларов, тогда как в 1963 – всего 300 миллионов. Появление за эти годы торговых споров в связи с расширением двусторонней торговли вполне естественно. Кроме того, торговые споры между Кореей и Соединенными Штатами менее серьезны, чем между США и Европейским Союзом или США и Китаем. В действительности, бесконечные торговые споры ведутся между США и Канадой, тогда как обе страны являются членами Североамериканского соглашения о свободной торговли.

Ввиду важности американской экономической помощи, инвестиций и рынка в процессе экономического развития Кореи, можно предполагать, что Соединенные Штаты стремились односторонне диктовать двусторонние торговые отношения. В 1960-х гг. 40% корейского экспорта составлял американский рынок, и даже сегодня Соединенные Штаты остаются самым большим экспортным рынком Кореи, составляя 20% от совокупного экспорта. Корее было бы гораздо труднее преодолеть финансовый кризис 1997 года, если бы Соединенные Штаты не воздержались от оказания давления на Сеул с целью дальнейшей либерализации рынка во период кризиса. Корея должна также благодарить США за торговый излишек в размере 15.3 миллиарда долларов, который Сеул получил за последние три года. Кроме того, Соединенные Штаты играли жизненно важную роль в убеждении международных банковских кредиторов, добиваясь отсрочки выплаты долгов Кореи. Конечно, предпринимая такие политические шаги, Соединенные Штаты хорошо понимали стратегическую важность стабильности Кореи в Северо-восточной Азии. Тем не менее, подобные усилия США показывают, что двусторонние отношения между этими двумя странами надежны и взаимны.

<b>Сохранение совместных торговых отношений</b>

Для корейских средств массовой информации, требования увеличения рыночной либерализации со стороны США эквивалентны торговому давлению. Однако, надо отметить, что эти требования часто призывали Корею к соблюдению международных правил и соответствующих американо-корейских торговых соглашений. Как тогда Корея может управлять двусторонними торговыми отношениями с Соединенными Штатами, избегая серьезных торговых споров?

Во-первых, важно гарантировать прозрачность и честность корейских торговых методов, приведя их в соответствие с международными правилами и четко придерживаясь двусторонних соглашений с Соединенными Штатами. Кроме того, когда требования США разумны, совместимы с международными соглашениями и способствуют улучшению местной деловой среды, Корее следует реагировать на них положительно. Сеул должен также усилить институционализацию (увеличение доли организаций в числе инвесторов и уменьшение доли физических лиц) экономических принципов для улучшения внутреннего делового климата. Когда правовые нормы и экономическая прозрачность будут твердо внедрены, расширится деловая среда Кореи, способствуя таким образом большей экономической стабильности, уменьшению торговых трений и усилению конкуренции.

Некоторые наблюдатели предлагают решить двусторонние торговые проблемы посредством лоббирования Вашингтона корейской стороной. Но в наш век перспективных средств связи не имеет большого смысла полагать, что торговые споры возникли в результате дезинформации, и что интенсивные связи с широкой публикой или усилия лобби будут полезны. Также сомнительно, что причиной торговых споров является непонимание. Корея должна найти способы заручиться поддержкой сторон, вовлеченных в конкретные спорные ситуации. Основная философия американского общества основана на рационализме и прагматизме. Если торговые меры и политика Кореи законны и рациональны, лоббирование и усилия общественности будут не нужны.

Во-вторых, Корея должна продолжить открытие своих рынков несмотря ни на какие трудности. В свободомыслящем, демократическом обществе должны быть выслушаны и учтены интересы различных групп. Однако, единство общественного мнения необходимо по некоторым вопросам ради достижения общенациональных интересов. В противном случае Корея рискует быть исключенной из новых соглашений о свободной торговле с другими странами.

В-третьих, Корея должна настоятельно поддерживать союзы между корейскими и американскими деловыми кругами. В рамках этого, Корея должна стремиться модернизировать двустороннее экономическое сотрудничество, в ближайшем будущем заключив двустороннее инвестиционное соглашение с Соединенными Штатами, а в долгосрочной перспективе – соглашение о свободной торговле. Образцом для этого может послужить западная торговая модель.

С другой стороны, Соединенным Штатам необходимо больше делать для признания Кореи зрелым торговым партнером, прилагая большие усилия по расширению двустороннего сотрудничества, в соответствии со статусом Кореи, являющейся 13-ой в мире страной по объему торговли, 7-ым по величине торговым партнером Соединенных Штатов и 6-ой среди крупнейших стран-импортеров американских товаров. В частности, США должны расширять взаимоотношения с Кореей, объединив усилия для начала Нового раунда переговоров ВТО и развития регионального сотрудничества на форуме Азиатско-тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС).

Кроме того, Соединенные Штаты преуспели бы в снижении своей зависимости от ограничений на импорт и антидемпинговых мер всякий раз, когда возникают торговые споры. США уже наложили различные ограничения на импорт 17 корейских товаров, в то время как ведутся исследования еще по трем видам изделий. Такое злоупотребление ограничениями на импорт отрицательно сказывается на развитии двусторонней торговли между Кореей и США и на роль лидера последней в международной торговле. Если Соединенные Штаты примут экстренные меры по ограничению стального импорта, то начало Нового раунда переговоров ВТО, возможно, будет еще отложено. Соединенные Штаты должны таким образом воздержаться от принятия мер по ограничению импорта стали и забаллотировать поправку Байарда, рассматриваемую в американском сенате, которая предусматривает антидемпинговые меры и пошлины на ввоз стального проката.

<b>Роль сторон в торговых переговорах с Кореей</b>

Хотя формально создано всего более трех лет назад, государственное министерство по торговле накопило значительный опыт в ведении двусторонних и многосторонних переговоров. Кроме него, существует более 90 чиновников средней руки и высокопоставленных правительственные должностных лиц, работающих в корейских дипломатических миссиях за границей, включая США, Швейцарию, Японию, Европейский Союз и Организацию экономического сотрудничества и развития (ОЭСР). Помимо этого, много корейских специалистов по международной экономике и торговому праву активно участвуют в подготовке корейской стороны к переговорам международного уровня. Государственное министерство по торговле также консультируется с частными консалтинговыми группами в различных торговых и промышленных областях. При наличии таких трудовых ресурсов и опыта, правительственная команда по ведению торговых переговоров имеет все чтобы эффективно разрабатывать и осуществлять торговую политику.

Успешно заключить соглашение о привлечении зарубежных инвестиций или о свободной торговле всегда трудно. Правительство Ким Дэй Джуна недавно подверглось критике за уступки китайскому давлению в отношении экспорта чеснока в Корею, вынуждающего местных экспортеров промышленных товаров покрывать потери корейских фермеров из-за наводнения импорта чеснока из Китая. Этот пример подрывает доверие торговой политике правительства.

<b>Заключение</b>

Соединенные Штаты являются не только самым верным союзником Южной Кореи в отношении международной политики и национальной безопасности, но также ее крупнейшим торговым партнером и ведущим иностранным инвестором. США выполняют чрезвычайно важную роль в экономике страны, так как около 20% южнокорейского экспорта приходится на американский рынок. Поэтому Сеулу необходимо вести и сохранять ровные/беспрепятственные экономические и торговые отношения с Вашингтоном для обеспечения устойчивого рынка сбыта для корейской промышленности. Поскольку Корея просто не смогла бы выжить без тесного взаимодействия с США, она обязана гарантировать сохранение торговых отношений с Вашингтоном. Корея таким образом должна искусно действовать и реагировать в решении торговых вопросов на основе ясного понимания важности крепких американо-корейских торговых отношений.

Аннотированный перевод М.В. Широких (Koreana.Ru)

2002-04-10

0 0г.

[] [] []
Вернуться назад


Сахалинское информационно-аналитическое агентство
Ученик.ru - тестирование On-Line Центр Перспективных Исследований (ЦПИ)
Сахалинская баннерная биржа. Сопка.Net - Информационно деловой портал Сахалинской области!
 При использовании материалов просим ссылаться на наш сайт - http://www.koreana.ru/
 Материалы для публикации, пожелания отправляйте по адресу: admin@koreana.ru
 
Copyright © 2001 - 2011 Koreana.RU | It's developed by Сопка.Net